Шахта "Миусская" (она же шахта №27) в Снежном,Донецкая область, прекратила работу в начале 2000-х. В то время шахты ликвидировали с особенным усердием, и "Миусская" стала всего лишь очередным предприятием в длинном скорбном списке тех, кому подписали приговор. Ее закрытия не заметил почти никто, кроме жителей города, много лет рубивших уголь в ее штольнях. В дни, когда лихорадило всю страну, их трагедия была будничной и неинтересной.

Сначала на шахте долго не платили деньги. Уже тогда многие стали понимать, что ничего хорошего донецкую угольную провинцию впереди не ждет, и потихоньку подыскивали варианты трудоустройства подальше от Снежного. Те, кто выдержал многолетнее испытание долгами и бедностью, предстали перед закономерным финалом – ликвидацией "Миусской". Когда работать стало совсем негде, бывшие работники угольной отрасли разъехались из поселка, бросив свои жилища, чтобы больше никогда не вернуться.

Впрочем, в отличие от большинства аналогичных поселений, поселок шахты "Миусской" не опустел. Покинутые шахтерами дома стали с удовольствием заселять цыгане, которых никогда особенно не интересовали ни прописка, ни документы, ни бытовое благоустройство. Так бывший горняцкий поселок постепенно стал цыганским. Кроме ромов в его гниющих бараках теперь живут только пенсионеры да безработные, которые коротают время за самогоном местного производства.

Прогулка по весенним улицам поселка дарит незабываемые эмоции. Из-за цыганских детишек, играющих на развалинах шахтерских домов, эта окраина Снежного напоминает послевоенную балканскую республику.

Разгромленные здания обрастают деревьями и кустами. Бывший магазин выглядит так, будто в него попала ракета "Оркан".

Одна из брошенных двухэтажек обнесена забором – теперь там принимают металлолом. Во двор периодически заезжают "Камазы" с прицепами. По поселку тарахтят цыганские брички, груженые обрезками труб, арматурой и ржавыми кроватными сетками. Удивляет, что все это добро не кончается в шахтерских городах уже лет 20, не смотря на то, что охота за черным металлом в Донбассе давно превратилась в разновидность народного промысла.

Индустриальная специфика региона наложила свой техногенный отпечаток и на местных ромов, которые зачастую занимаются здесь добычей металла и стройматериалов из старых конструкций вместо традиционных для этого народа занятий. В этом они мало отличаются от славянских аборигенов Снежного, которые со времени закрытия большинства промышленных предприятий в городе, в основном, занимаются тем же самым. Думается, для украинских исследователей цыганского быта пример поселка шахты "Миусская" оказался бы весьма интересным.

Ромы – достаточно закрытый народ, и на контакт идут неохотно. От фотокамеры почему-то стараются спрятаться. Как будто кому-то может придти в голову выселять их из этих гиблых, несчастных мест, которые власть давно предпочитает не замечать. Пообщаться с забредшим в поселок журналистом согласился только колоритный цыганский старик, да и тот жаловался на разруху и неустроенность, как какой-нибудь отставной парторг.

"- Кому что надо – пришли, поломали, увезли. Говорят: это мое, мое. А кто его знает – его или не его? Документы же не спросишь…"

Украинское население этой окраины Снежного с цыганами не конфликтует, и вообще отзывается о ромах достаточно благожелательно. Мужики, распивавшие без закуски самогон, сидя на бревне у дороги, рассказали, что цыгане в поселке не воруют, и претензий к ним нет. Впрочем, "воровство" - понятие в этих местах специфическое. Стянуть то, что плохо лежит, никогда не считалось преступлением у местных. По этой причине в Донбассе без зазрения совести добывают уголь в копанках, разбирают брошенные дома и цеха умерших производств, вырезают металл в старых штольнях. Тяжким грехом считается только воровство друг у друга.

Оставшееся мужское население горняцкого поселка являет собой горькое зрелище. Кучка веселых, нестарых еще мужичков пьет с самого утра. На работу никому не нужно. Дырки в окрестностях не работают, а больше пойти малоквалифицированному работяге некуда. Впрочем, ребята не унывают и с удовольствием рассказывают о своих несчастьях.

"- Фотографируй, как мы живем. Кусок хлеба, бутылка воды и самогон. Воды в квартирах – голяк. Ноль. А счета приходят. За что? Набираем только из крана во дворе, тягаем домой ведрами. Идет один раз в сутки, по графику. Сегодня уже была, теперь пойдет только завтра вечером. Пойди сфотографируй этот кран и покажи Януковичу." - с жаром рассказывают жители поселка.

снежное1

 

снежное2

 

снежное3

 

снежное4

 

снежное5

 

снежное6

 

снежное7

 

снежное8

 

снежное9

 

снежное10

 

снежное11

 

снежное12

 

снежное13

 

 

 

\

06252.com.ua

Бывший шахтерский поселок обжили цыгане (ФОТО, ВИДЕО)

Шахта "Миусская" (она же шахта №27) в Снежном,Донецкая область, прекратила работу в начале 2000-х. В то время шахты ликвидировали с особенным усердием, и "Миусская" стала всего лишь очередным предприятием в длинном скорбном списке тех, кому подписали приговор. Ее закрытия не заметил почти никто, кроме жителей города, много лет рубивших уголь в ее штольнях. В дни, когда лихорадило всю страну, их трагедия была будничной и неинтересной.

Сначала на шахте долго не платили деньги. Уже тогда многие стали понимать, что ничего хорошего донецкую угольную провинцию впереди не ждет, и потихоньку подыскивали варианты трудоустройства подальше от Снежного. Те, кто выдержал многолетнее испытание долгами и бедностью, предстали перед закономерным финалом – ликвидацией "Миусской". Когда работать стало совсем негде, бывшие работники угольной отрасли разъехались из поселка, бросив свои жилища, чтобы больше никогда не вернуться.

Впрочем, в отличие от большинства аналогичных поселений, поселок шахты "Миусской" не опустел. Покинутые шахтерами дома стали с удовольствием заселять цыгане, которых никогда особенно не интересовали ни прописка, ни документы, ни бытовое благоустройство. Так бывший горняцкий поселок постепенно стал цыганским. Кроме ромов в его гниющих бараках теперь живут только пенсионеры да безработные, которые коротают время за самогоном местного производства.

Прогулка по весенним улицам поселка дарит незабываемые эмоции. Из-за цыганских детишек, играющих на развалинах шахтерских домов, эта окраина Снежного напоминает послевоенную балканскую республику.

Разгромленные здания обрастают деревьями и кустами. Бывший магазин выглядит так, будто в него попала ракета "Оркан".

Одна из брошенных двухэтажек обнесена забором – теперь там принимают металлолом. Во двор периодически заезжают "Камазы" с прицепами. По поселку тарахтят цыганские брички, груженые обрезками труб, арматурой и ржавыми кроватными сетками. Удивляет, что все это добро не кончается в шахтерских городах уже лет 20, не смотря на то, что охота за черным металлом в Донбассе давно превратилась в разновидность народного промысла.

Индустриальная специфика региона наложила свой техногенный отпечаток и на местных ромов, которые зачастую занимаются здесь добычей металла и стройматериалов из старых конструкций вместо традиционных для этого народа занятий. В этом они мало отличаются от славянских аборигенов Снежного, которые со времени закрытия большинства промышленных предприятий в городе, в основном, занимаются тем же самым. Думается, для украинских исследователей цыганского быта пример поселка шахты "Миусская" оказался бы весьма интересным.

Ромы – достаточно закрытый народ, и на контакт идут неохотно. От фотокамеры почему-то стараются спрятаться. Как будто кому-то может придти в голову выселять их из этих гиблых, несчастных мест, которые власть давно предпочитает не замечать. Пообщаться с забредшим в поселок журналистом согласился только колоритный цыганский старик, да и тот жаловался на разруху и неустроенность, как какой-нибудь отставной парторг.

"- Кому что надо – пришли, поломали, увезли. Говорят: это мое, мое. А кто его знает – его или не его? Документы же не спросишь…"

Украинское население этой окраины Снежного с цыганами не конфликтует, и вообще отзывается о ромах достаточно благожелательно. Мужики, распивавшие без закуски самогон, сидя на бревне у дороги, рассказали, что цыгане в поселке не воруют, и претензий к ним нет. Впрочем, "воровство" - понятие в этих местах специфическое. Стянуть то, что плохо лежит, никогда не считалось преступлением у местных. По этой причине в Донбассе без зазрения совести добывают уголь в копанках, разбирают брошенные дома и цеха умерших производств, вырезают металл в старых штольнях. Тяжким грехом считается только воровство друг у друга.

Оставшееся мужское население горняцкого поселка являет собой горькое зрелище. Кучка веселых, нестарых еще мужичков пьет с самого утра. На работу никому не нужно. Дырки в окрестностях не работают, а больше пойти малоквалифицированному работяге некуда. Впрочем, ребята не унывают и с удовольствием рассказывают о своих несчастьях.

"- Фотографируй, как мы живем. Кусок хлеба, бутылка воды и самогон. Воды в квартирах – голяк. Ноль. А счета приходят. За что? Набираем только из крана во дворе, тягаем домой ведрами. Идет один раз в сутки, по графику. Сегодня уже была, теперь пойдет только завтра вечером. Пойди сфотографируй этот кран и покажи Януковичу." - с жаром рассказывают жители поселка.

снежное1
снежное2
снежное3
снежное4
снежное5
снежное6
снежное7
снежное8
снежное9
снежное10
снежное11
снежное12
снежное13

\

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать